Филармония в Екатеринбурге – проект бюро Zaha Hadid или кто-то другой?

Содержание

Сталинка против космической филармонии. Построят ли в Екатеринбурге новую достопримечательность

Филармония в Екатеринбурге – проект бюро Zaha Hadid или кто-то другой?

На Урале собрались строить новое здание филармонии. Конкурс на его разработку выиграло всемирно известное архитектурное бюро из Великобритании Zaha Hadid Architects. Предварительный проект, который представило бюро, обещает городу новую уникальную достопримечательность. Но мы бы сильно удивились, если бы дальше все было гладко.

Наш журналист допустил ошибку при подготовке статьи, назвав спорный дом хрущевкой, а не сталинкой. Мы исправили текст и приносим читателям свои извинения.

Спор вокруг новой филармонии всю осень остается в Екатеринбурге одной из главных тем. Под строительство выделили площадку в центре города, но часть ее уже давным-давно занимает пятиэтажная сталинка.

Ее жители стоят за свой дом насмерть и категорически не хотят переезжать. Казалось бы, перед нами банальный спор хозяйствующих субъектов: сторгуются и разойдутся.

Почему же история стала такой скандальной?

Хорошо пообедавшая жаба или космический корабль

Во-первых, камнем преткновения стал уже сам по себе проект. Архитектурное бюро Zaha Hadid Architects основала Заха Хадид, одна из самых ярких звезд современной архитектуры. Ее проекты узнаваемы, они будто пришли к нам из далекого будущего. Хадид умерла в 2016 году, но бюро продолжает работать и не сдает позиций.

В России сегодня есть только два воплощенных проекта Захи Хадид: особняк Владислава Доронина на Рублевке и московский бизнес-центр Dominion Tower. Над третьим сейчас работают в Новороссийске — это туристический кластер из девяти зданий на городской набережной. Новая филармония в Екатеринбурге станет всего четвертой работой этого бюро в России. Если станет.

Архитектурный комплекс на предварительных моделях выглядит футуристичным, будто бы из всех космических киноэпопей сразу.

Общий план улицы со зданием новой филармонии.  Zaha Hadid Architects©

Внутреннее убранство зала совсем не похоже на традиционные концертные площадки.

Концертный зал.  Zaha Hadid Architects© Территория вокруг здания вписана в ландшафт и образует единое прогулочное пространство. Ничего подобного в России еще не строили.  
Прогулочное пространство перед зданием филармонии.  Zaha Hadid Architects©

Но то, что у многих вызвало восхищение, других обратило в ярость. На сайтах и в соцсетях проект сравнивали с огромной жабой, никак не вписывающейся в облик Екатеринбурга. Например, Михаил Вяткин, заслуженный архитектор РФ и бывший главный архитектор Екатеринбурга, филармонию критикует:

— Я входил в жюри конкурса проектов новой филармонии и ал за другую разработку. Этот проект не вписывается в окружающую застройку и смотрится чуждым элементом для нашего города.

Да и от классической музыки он мне кажется далеким. Кроме того, в проекте предусмотрен огромный объем кровли. А на Урале зимой много снега — получится гигантский сугроб, который надо как-то убирать.

Ну и вообще, лично мне этот проект напомнил хорошо пообедавшую лягушку.

Михаил Вяткин. Евгений Лобанов

Типовая сталинка против футуристичного проекта  

Второй аспект конфликта выглядит более существенным. Чтобы построить новую филармонию, нужно будет снести дом №40 по улице Карла Либкнехта. Это типовая сталинка из прошлого века, ничуть не элитное жилье, хоть и стоит в самом сердце города. И большинство жильцов тут тоже обычные люди с обычным достатком, много пенсионеров.

Узнав о планах сноса их дома, они развернули активную деятельность. Создали инициативную группу и принялись писать обращения во все инстанции — от прокуратуры до администрации президента. Часть жильцов, в общем, не против сменить жилье на более современное, пусть и не такое центральное.

Но радикалы из инициативной группы отвергают любую возможность торга и намерены добиваться сохранения дома.

В итоге проект филармонии оказывается под вопросом. Ее руководство долгие годы вынашивало эту идею и добивалось ее реализации. И вот, когда уже получено согласие областных и городских властей, а из бюджетов выделяются сотни миллионов на постройку нового здания, возникает проблема со злополучным домом №40. Часть городской общественности Екатеринбурга выступила на стороне жильцов.

Дом № 40 по ул. Карла Либкнехта. Евгений Лобанов 

Оставить как было и ничего не трогать

Люди в городе не любят архитектурных перемен. Традиция выступать против современных зданий здесь богатая и старая. Возможно, дело в том, что Екатеринбург носит сомнительный титул самого компактного города-миллионника в стране. Здания здесь жмутся друг к другу так, будто пытаются согреться в холодном уральском климате.

А еще тут часто и старательно воюют с теми, кто пытается изменить облик города. Например, история с Храмом святой Екатерины: сначала его хотели построить на городском пруду, теперь проект переместили на берег. И до сих пор время от времени проходят акции против строительства этого храма.

В марте этого года в Екатеринбурге снесли недостроенную телебашню, которая была архитектурной доминантой в местном пейзаже с 80-х годов прошлого века. Против этого решения тоже бурлило полгорода. В итоге появилась целая прослойка жителей, готовых выступить против любой новой стройки — будь то храм, ТРЦ или новая филармония.

Пожертвовать сталинкой ради современного общественного пространства

Но с противниками новой филармонии согласны далеко не все. Многие высказываются в поддержку проекта и считают, что снести ради него дом вполне допустимо. Конечно, при условии что жильцам предоставят достойную компенсацию. Сергей Ермак, экономический аналитик и урбанист, считает, что ради такого проекта можно и подвинуться.

Сергей Ермак. Евгений Лобанов 

—  Конечно и безусловно, город выиграет от того, что здесь появится такой комплекс от бюро Захи Хадид. В городе появится то самое современное общественное пространство, которого у нас мало. У меня есть еще 4 пункта в пользу именно этого проекта.

Во-первых, Свердловская филармония долгие годы стоит на улице Карла Либкнехта, и все знают, что она там стоит. Представить ее на другом месте невозможно.

Во-вторых, этот объект абсолютно уникален. Ничего равного по масштабу и по полету мысли в Екатеринбурге еще не строилось. Чем нам гордиться, если последний интересный комплекс зданий в городе построили в 30-ые годы прошлого века? Городок чекистов и другой конструктивизм — и все.

Да, идеи бюро Захи Хадид могут не вписываться в окружающую действительность. Но Екатеринбург — город, в котором намешано все подряд, и всю за историю своего существования он менял свой облик не раз.

Этот проект надо реализовать хотя бы для того, чтобы было что показать туристам: смотрите, вот там конструктивизм, а здесь — деконструктивизм.

Насколько я знаю, люди из агентства Захи Хадид очень тщательно исследуют территорию, где планируют разместить очередное здание. И даже если со стороны кажется, что их проект на стадии эскизов в чем-то не сочетается с окружающей реальностью, то после реализации здание смотрится так, будто здесь оно всегда стояло.

В-третьих, город — это территория компромиссов. И если сопоставить ценность того, что эта территория получит от реализации проекта, с тем, что придется утратить — выгода для города очевидна.

В-четвертых, многие застройщики сталкиваются с проблемой «приговоренных» домов и просят городскую администрацию повлиять на жителей. И вот, наконец-то, власти города оказались в ситуации, когда просто стоять в стороне не получится. Полагаю, что в дальнейшем это положительно повлияет на сотрудничество девелоперов и городской администрации.

В свою очередь, представитель гильдии девелоперов Екатеринбурга и Свердловской области Андрей Бриль считает, что на реализацию такой грандиозной идеи горожанам стоит вообще скинуться деньгами.

Андрей Бриль. Евгений Лобанов 

—  Я не хочу жить в вашем мире, где лилипуты вяжут Гулливера. Здесь пытаются создать центр мирового уровня. Это технологически очень сложный проект, и обсуждать его на уровне «нравится или не нравится» глупо. А у нас почему-то каждый рассуждает о сложных специализированных вопросах — что такое акустический зал, какая архитектура лучше, а какая — хуже.

Руководство Свердловской филармонии сделало из Екатеринбурга одну из столиц музыкального искусства. В лиге друзей филармонии состоят 40 000 человек. Их виртуальные залы насчитывают тысячи слушателей. Они ездят по всему миру и к нам в город привозят звезд первой величины. Давайте не будем им мешать.

Я не хочу, чтобы в Екатеринбурге руины и трущобы сохранялись не как памятники архитектуры, а как среда обитания. Я хочу жить в молодом, динамично развивающемся городе, где создаются и новые памятники архитектуры.

В этом проекте все должны выиграть и никто не должен остаться обиженным. Мне вообще кажется, что все горожане могли бы скинуться на этот проект.

И если бы ради его реализации потребовалось бы снести дом, где я живу — разумеется, я бы на это согласился.

Так ли уж свято место, чтобы не бывать пустым?

Некоторые предлагают разместить новое здание филармонии в другом месте, но, по словам профессионалов, это невозможно. Михаил Вяткин утверждает, что этот вопрос рассматривали несколько лет.

Касательно места расположения нового здания филармонии у меня сомнений нет. Оно должно быть именно рядом со старым зданием.

Мы рассмотрели много площадок в центре, но ни одна не подходит так, как та, где сейчас стоит эта пятиэтажка.

А выносить такой комплекс куда-то на окраину просто несправедливо: он должен быть одинаково доступен для всех жителей и гостей города. Этот вопрос исследовали несколько лет и лучшего места не нашли. Его просто нет.

Еще есть сложности с законом, при всей социальной значимости проекта. По словам специалистов по земельному праву, их создала сама филармония, оформив своему старому зданию статус памятника архитектуры. А вместе с ним защитную зону — 200 метров вокруг.

В эту зону и попал злополучный дом №40 по улице Карла Либкнехта. И теперь единственный законный вариант снести его — признать аварийным. Это совсем не устраивает жильцов дома №40: они считают, что в таком случае дом могут по суду назначить на расселение и оставить их без достойной компенсации.

Отсюда и яростная позиция против нового проекта.

Старое здание филармонии. Евгений Лобанов 

Хотя кое-кто из жильцов в частных разговорах признает: раньше с музыкантами они вполне мирно договаривались. Филармония уже выкупила пять квартир в этом доме, причем по вполне приличной цене.

Пару лет назад за маленькую однокомнатную квартиру дали 5 000 000 рублей. За эти деньги в Екатеринбурге можно купить и «двушку», причем совсем не на окраине.

Почему руководство филармонии и жильцы даже не попытались цивилизованно договориться о выкупе всех квартир сразу — непонятно.

Представители филармонии комментируют историю крайне скупо и надеются на поддержку местных властей. Жители готовятся к судам. Городская общественность ожесточенно спорит и собирает подписи под противоположными по смыслу петициями. А самые циничные наблюдатели говорят, что эта свара может кончиться тем, что воз там и останется: жители — в старых квартирах, а город — без новой филармонии.

В санкт-петербурге представили новый концертный зал свердловской филармонии

Филармония в Екатеринбурге – проект бюро Zaha Hadid или кто-то другой?

На Международном культурном форуме в Санкт-Петербурге презентовали проект нового концертного зала Свердловской филармонии. департамент информполитики области

В Санкт-Петербурге, на VIII Международном культурном форуме, представили архитектурно-художественную концепцию нового концертного зала Свердловской государственной академической филармонии.

Уже известно, что проект разработало всемирно известное бюро Zaha Hadid Architects. Это уникальный для России объект культуры, демонстрирующий самый высокий мировой уровень архитектуры и концептуального подхода к деятельности учреждения культуры.

«Областная газета» рассказывает о главных деталях проекта и всю актуальную информацию на данный момент.

Победа уходит…

Впервые концепцию нового филармонического зала представили в Екатеринбурге в сентябре прошлого года. Тогда же объявили тройку финалистов. Понятно, что «тройка призёров» – понятие чисто символическое, важно лишь, кто победил в ании.

Первое место досталось проекту Архитектурного бюро Захи Хадид (штаб квартира в Великобритании), второе место – итальянцам Alvisi Kirimoto Partners S.R.L, третье – венгерской студии Robert Gutowsky Architects. Всего же на участие в конкурсе было подано 47 заявок из разных стран – конкурс был открытый.

В финальную часть отобрали восемь участников, а затем три. Проекты финалистов можно посмотреть на сайте регионального минстроя.

Архитектурное бюро Захи Хадид (Zaha Hadid Architects) в мире архитектуры имеет большой авторитет.

Его основатель, британка арабского происхождения Заха Мохаммад Хадид стала первой женщиной, получившей Притцкеровскую премию (аналог Нобелевской премии среди архитекторов).

Среди наиболее известных её работ – Центр Гейдара Алиева в Баку и Центр водных видов спорта в Лондоне, построенный к Олимпиаде 2012 года, Национальный музей искусств XXI века в Риме, большой художественный музей Мичиганского университета в США, Оперный театр в Гуанчжоу.

Свою компанию Заха Хадид основала в 1979 году, а после кончины архитектора в 2016 году бюро возглавил её ученик Патрик Шумахер. Сейчас у Архитектурного бюро Захи Хадид около 1 000 проектов в 44 странах мира.

Сам проект нового концертного зала Свердловской государственной академической филармонии разрабатывали в сжатые сроки, около двух месяцев. В его разработке были задействованы более 30 человек, в том числе и глава бюро – Патрик Шумахер.

Единство архитектуры и музыки

Новый зал будет примыкать к уже существующему зданию филармонии, образуя единое пространство. По проекту он будет вмещать 2 000 зрителей: это два зала на 1 600 и 400 мест (на презентации представили несколько другие цифры – 1 700 и 350). Большой зал нынешней Свердловской филармонии вмещает всего 700 человек.

В новом здании предусмотрены большой холл, лаунж-зона, магазин, подземная парковка (количество мест ещё не определено). Большой зал спроектирован в круговой манере – зрители будут практически сидеть вокруг оркестра. За сценой второго зала будет расположена стеклянная стена, обращённая в сторону сада Вайнера.

«Как же можно увидеть, потрогать, почувствовать звук? – пишут в описании проекта его создатели. – Мы предлагаем черпать вдохновение в его физических свойствах. Звук, как и свет, распространяется в форме волн.

Волнистая структура здания нашего концертного зала таким образом призвана отобразить единство света и звука, архитектуры и музыки.

Изогнутая крыша и текучие интерьеры можно воспринимать как застывшие звуковые волны, как физическое воплощение бесконечного движения.

Мы предлагаем спроектировать чистое и свободное пространство, где вестибюль был бы ярко освещённым почти прозрачным холлом, а концертный зал с его приглушенным светом оставался бы укромным и обособленным помещением, при этом все части здания плавно перетекали бы одна в другую, из одного «пузыря» в другой. С помощью динамичной и гибкой структуры мы намерены подчеркнуть невидимое, но неизмеримое влияние музыки на душевное состояние человека».

В бюро несколько раз отмечали: здание должно быть вписано в окружающий ансамбль, не конкурируя с историческим наследием.

Если здание будет построено, это станет первым проектом бюро Захи Хадид в России, возведённым за пределами Московской области.

Так будет выглядеть новый зал. В бюро несколько раз отмечали: здание должно быть вписано в окружающий ансамбль, не конкурируя с историческим наследием. Zaha Hadid Architects

Успеть к концу 2023 года

Но чем-то нужно жертвовать. Для строительства нового зала необходимо снести жилой дом по адресу Карла Либкнехта, 40, в котором на момент финала конкурса осталось несколько собственников.

– Там была 31 квартира и два нежилых помещения, – рассказывал директор филармонии Александр Колотурский. – 30 квартир выкуплены по цене выше рыночной.

Также Колотурский отмечал, что в городе создан Центр развития культурных инициатив, направленный на помощь в создании нового зала. «Облгазета» поговорила с директором Центра Игорем Дубровиным, чтобы узнать у него актуальную на данный момент информацию.

– Игорь Виленович, о создании Центра развития социально-культурных инициатив стало известно летом. Говорилось, что его появление должно ускорить строительство нового зала филармонии. Хотелось бы узнать, чем именно вы занимаетесь, чем сможете помочь филармонии?

– Мы полностью теперь отвечаем за создание нового зала филармонии, также наши проекты – это Центр художественно-эстетической гимнастики и Хореографический колледж в Солнечном, развитие санатория «Обуховский».

– На какой стадии находится подготовка к строительству зала филармонии на данный момент? Какие ещё главные моменты необходимо решить?

– Мы готовим документы к началу проектирования, готовим к отправлению градостроительные документы и идут переговоры с Еленой Сергеевной.

Тут, впрочем, нужно сделать паузу. Речь идёт о Елене Шелковой – собственнице последней квартиры в доме, на месте которого и должен появиться новый зал.

С ней долго пытались договориться, предлагая сумму в 18 млн рублей (что, естественно, гораздо выше рыночной стоимости) и различные бонусы. Но женщина отказывалась продавать квартиру, и был риск суда, который бы ещё больше оттянул строительство.

В итоге после нашего разговора с Игорем Дубровиным, буквально на следующий день, Елена Шелкова всё же согласилась продать квартиру.

– Ситуация существенно изменилась, – добавил Дубровин. – Елена Сергеевна продала квартиру. Это свершившийся факт. Финансовую сторону мы раскрывать не можем. Они отличаются от того предложения, какое было. До тех пор пока были жильцы в этом доме, не было уверенности, что у нас будет полное право на земельный участок.

– Чтобы успеть к 300-летию Екатеринбурга, строительство нужно начать в октябре 2020?

–  Будем честны, чтобы успеть к концу 2023 года начать обязательно нужно осенью следующего года.

– Пока нет ответа на вопрос – какая компания будет заниматься строительством зала. Проходила информация, что это может быть «Синара» (как и в случае с конгресс-центром), подтверждаете?

– Ещё не было процедуры отбора подрядной организации, потому что ещё даже проектирование не начинали. Могу лишь сказать, что совершенно точно будут два разных контракта – отдельно на проектирование и отдельно на строительство.

– Архитектурные бюро мирового уровня предпочитают самостоятельно контролировать строительство объектов. Обговаривалось ли, как будет организовано в случае с Бюро Захи Хадид?

– Безусловно, на стадии строительства, как и на любом объекте, будет присутствовать авторский надзор со стороны проектировщика.

– Всех интересует, кто будет заниматься акустической системой зала? Пока известно лишь, что это будут зарубежные специалисты…

– В составе команды, которую собрало Бюро Захи Хадид, и которая участвовала в подготовке конкурсной концепции зала, есть всемирно известная акустическая фирма, и они будут выступать одним из партнёров архитектурного бюро. Название фирмы пока не фигурировало в открытых материалах конкурса, поэтому пока озвучить его не могу. Но это компания, имеющая за плечами очень серьёзные проекты, реализованные по всему миру.

– Какие денежные средства запланированы на строительство нового зала? Раньше называлась цифра в 2,5 миллиарда рублей.

– Категорически нет. Это я вам абсолютно точно могу сказать – для такого проекта это очень маленькая цифра. Сумма будет существенно больше. Точная цифра станет ясна после проектирования.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.

2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

Хорошо пообедавшая жаба или космический корабль

Во-первых, камнем преткновения стал уже сам по себе проект. Архитектурное бюро Zaha Hadid Architects основала Заха Хадид, одна из самых ярких звезд современной архитектуры. Ее проекты узнаваемы, они будто пришли к нам из далекого будущего. Хадид умерла в 2016 году, но бюро продолжает работать и не сдает позиций.

В России сегодня есть только два воплощенных проекта Захи Хадид: особняк Владислава Доронина на Рублевке и московский бизнес-центр Dominion Tower. Над третьим сейчас работают в Новороссийске — это туристический кластер из девяти зданий на городской набережной. Новая филармония в Екатеринбурге станет всего четвертой работой этого бюро в России. Если станет.

Архитектурный комплекс на предварительных моделях выглядит футуристичным, будто бы из всех космических киноэпопей сразу.

Общий план улицы со зданием новой филармонии.  Zaha Hadid Architects©

Внутреннее убранство зала совсем не похоже на традиционные концертные площадки.

Концертный зал.  Zaha Hadid Architects©Территория вокруг здания вписана в ландшафт и образует единое прогулочное пространство. Ничего подобного в России еще не строили.  

Прогулочное пространство перед зданием филармонии.  Zaha Hadid Architects©

Но то, что у многих вызвало восхищение, других обратило в ярость. На сайтах и в соцсетях проект сравнивали с огромной жабой, никак не вписывающейся в облик Екатеринбурга. Например, Михаил Вяткин, заслуженный архитектор РФ и бывший главный архитектор Екатеринбурга, филармонию критикует:

— Я входил в жюри конкурса проектов новой филармонии и ал за другую разработку. Этот проект не вписывается в окружающую застройку и смотрится чуждым элементом для нашего города.

Да и от классической музыки он мне кажется далеким. Кроме того, в проекте предусмотрен огромный объем кровли. А на Урале зимой много снега — получится гигантский сугроб, который надо как-то убирать.

Ну и вообще, лично мне этот проект напомнил хорошо пообедавшую лягушку.

Михаил Вяткин. Евгений Лобанов

Типовая сталинка против футуристичного проекта  

Второй аспект конфликта выглядит более существенным. Чтобы построить новую филармонию, нужно будет снести дом №40 по улице Карла Либкнехта. Это типовая сталинка из прошлого века, ничуть не элитное жилье, хоть и стоит в самом сердце города. И большинство жильцов тут тоже обычные люди с обычным достатком, много пенсионеров.

Узнав о планах сноса их дома, они развернули активную деятельность. Создали инициативную группу и принялись писать обращения во все инстанции — от прокуратуры до администрации президента. Часть жильцов, в общем, не против сменить жилье на более современное, пусть и не такое центральное.

Но радикалы из инициативной группы отвергают любую возможность торга и намерены добиваться сохранения дома.

В итоге проект филармонии оказывается под вопросом. Ее руководство долгие годы вынашивало эту идею и добивалось ее реализации. И вот, когда уже получено согласие областных и городских властей, а из бюджетов выделяются сотни миллионов на постройку нового здания, возникает проблема со злополучным домом №40. Часть городской общественности Екатеринбурга выступила на стороне жильцов.

Дом № 40 по ул. Карла Либкнехта. Евгений Лобанов 

Оставить как было и ничего не трогать

Люди в городе не любят архитектурных перемен. Традиция выступать против современных зданий здесь богатая и старая. Возможно, дело в том, что Екатеринбург носит сомнительный титул самого компактного города-миллионника в стране. Здания здесь жмутся друг к другу так, будто пытаются согреться в холодном уральском климате.

А еще тут часто и старательно воюют с теми, кто пытается изменить облик города. Например, история с Храмом святой Екатерины: сначала его хотели построить на городском пруду, теперь проект переместили на берег. И до сих пор время от времени проходят акции против строительства этого храма.

В марте этого года в Екатеринбурге снесли недостроенную телебашню, которая была архитектурной доминантой в местном пейзаже с 80-х годов прошлого века. Против этого решения тоже бурлило полгорода. В итоге появилась целая прослойка жителей, готовых выступить против любой новой стройки — будь то храм, ТРЦ или новая филармония.

Пожертвовать сталинкой ради современного общественного пространства

Но с противниками новой филармонии согласны далеко не все. Многие высказываются в поддержку проекта и считают, что снести ради него дом вполне допустимо. Конечно, при условии что жильцам предоставят достойную компенсацию. Сергей Ермак, экономический аналитик и урбанист, считает, что ради такого проекта можно и подвинуться.

Сергей Ермак. Евгений Лобанов 

—  Конечно и безусловно, город выиграет от того, что здесь появится такой комплекс от бюро Захи Хадид. В городе появится то самое современное общественное пространство, которого у нас мало. У меня есть еще 4 пункта в пользу именно этого проекта.

Во-первых,Свердловская филармония долгие годы стоит на улице Карла Либкнехта, и все знают, что она там стоит. Представить ее на другом месте невозможно.

Во-вторых, этот объект абсолютно уникален. Ничего равного по масштабу и по полету мысли в Екатеринбурге еще не строилось. Чем нам гордиться, если последний интересный комплекс зданий в городе построили в 30-ые годы прошлого века? Городок чекистов и другой конструктивизм — и все.

Да, идеи бюро Захи Хадид могут не вписываться в окружающую действительность. Но Екатеринбург — город, в котором намешано все подряд, и всю за историю своего существования он менял свой облик не раз.

Этот проект надо реализовать хотя бы для того, чтобы было что показать туристам: смотрите, вот там конструктивизм, а здесь — деконструктивизм.

Насколько я знаю, люди из агентства Захи Хадид очень тщательно исследуют территорию, где планируют разместить очередное здание. И даже если со стороны кажется, что их проект на стадии эскизов в чем-то не сочетается с окружающей реальностью, то после реализации здание смотрится так, будто здесь оно всегда стояло.

В-третьих,город — это территория компромиссов. И если сопоставить ценность того, что эта территория получит от реализации проекта, с тем, что придется утратить — выгода для города очевидна.

В-четвертых,многие застройщики сталкиваются с проблемой «приговоренных» домов и просят городскую администрацию повлиять на жителей. И вот, наконец-то, власти города оказались в ситуации, когда просто стоять в стороне не получится. Полагаю, что в дальнейшем это положительно повлияет на сотрудничество девелоперов и городской администрации.

В свою очередь, представитель гильдии девелоперов Екатеринбурга и Свердловской области Андрей Бриль считает, что на реализацию такой грандиозной идеи горожанам стоит вообще скинуться деньгами.

Андрей Бриль. Евгений Лобанов 

—  Я не хочу жить в вашем мире, где лилипуты вяжут Гулливера. Здесь пытаются создать центр мирового уровня. Это технологически очень сложный проект, и обсуждать его на уровне «нравится или не нравится» глупо. А у нас почему-то каждый рассуждает о сложных специализированных вопросах — что такое акустический зал, какая архитектура лучше, а какая — хуже.

Руководство Свердловской филармонии сделало из Екатеринбурга одну из столиц музыкального искусства. В лиге друзей филармонии состоят 40 000 человек. Их виртуальные залы насчитывают тысячи слушателей. Они ездят по всему миру и к нам в город привозят звезд первой величины. Давайте не будем им мешать.

Я не хочу, чтобы в Екатеринбурге руины и трущобы сохранялись не как памятники архитектуры, а как среда обитания. Я хочу жить в молодом, динамично развивающемся городе, где создаются и новые памятники архитектуры.

В этом проекте все должны выиграть и никто не должен остаться обиженным. Мне вообще кажется, что все горожане могли бы скинуться на этот проект.

И если бы ради его реализации потребовалось бы снести дом, где я живу — разумеется, я бы на это согласился.

Так ли уж свято место, чтобы не бывать пустым?

Некоторые предлагают разместить новое здание филармонии в другом месте, но, по словам профессионалов, это невозможно. Михаил Вяткин утверждает, что этот вопрос рассматривали несколько лет.

Касательно места расположения нового здания филармонии у меня сомнений нет. Оно должно быть именно рядом со старым зданием.

Мы рассмотрели много площадок в центре, но ни одна не подходит так, как та, где сейчас стоит эта пятиэтажка.

А выносить такой комплекс куда-то на окраину просто несправедливо: он должен быть одинаково доступен для всех жителей и гостей города. Этот вопрос исследовали несколько лет и лучшего места не нашли. Его просто нет.

Еще есть сложности с законом, при всей социальной значимости проекта. По словам специалистов по земельному праву, их создала сама филармония, оформив своему старому зданию статус памятника архитектуры. А вместе с ним защитную зону — 200 метров вокруг.

В эту зону и попал злополучный дом №40 по улице Карла Либкнехта. И теперь единственный законный вариант снести его — признать аварийным. Это совсем не устраивает жильцов дома №40: они считают, что в таком случае дом могут по суду назначить на расселение и оставить их без достойной компенсации.

Отсюда и яростная позиция против нового проекта.

Старое здание филармонии. Евгений Лобанов 

Хотя кое-кто из жильцов в частных разговорах признает: раньше с музыкантами они вполне мирно договаривались. Филармония уже выкупила пять квартир в этом доме, причем по вполне приличной цене.

Пару лет назад за маленькую однокомнатную квартиру дали 5 000 000 рублей. За эти деньги в Екатеринбурге можно купить и «двушку», причем совсем не на окраине.

Почему руководство филармонии и жильцы даже не попытались цивилизованно договориться о выкупе всех квартир сразу — непонятно.

Представители филармонии комментируют историю крайне скупо и надеются на поддержку местных властей. Жители готовятся к судам. Городская общественность ожесточенно спорит и собирает подписи под противоположными по смыслу петициями. А самые циничные наблюдатели говорят, что эта свара может кончиться тем, что воз там и останется: жители — в старых квартирах, а город — без новой филармонии.

Филармония в Екатеринбурге – проект бюро Zaha Hadid или кто-то другой?

Филармония в Екатеринбурге – проект бюро Zaha Hadid или кто-то другой?

25 сентября 2018 года стало известно, что бюро Захи Хадид (Zaha Hadid) стало победителем архитектурного конкурса на строительство новой филармонии в Екатеринбурге. Но на практике реализация проекта оказалась невозможной. Будут ли пересмотрены результаты конкурса,  разбирается портал ОКНА МЕДИА.

Новая филармония в Екатеринбурге по проекту Zaha Hadid 

Минстрой столицы Урала объявило конкурс на лучший проект строительства новой филармонии в апреле 2018 года. Состязание привлекло более 47 заявок со всего мира.

В промежуточный тур было отобрано 10 номинантов, а на итоговом собрании в сентябре пальму первенства жюри отдало проекту знаменитого британского бюро Zaha Hadid, основанного мастером иранского происхождения Захой Хадид.

После смерти выдающегося архитектора в 2016-м, ее детище продолжает работать в стиле деконструктивизма под руководством Патрика Шумахера, украшая столицы и города необычными зданиями текучих форм.

внутри филармонииПо словам специалистов, среди которых и директор Александр Колотурский и попечитель филармонии, известный пианист Денис Мацуев, нынешний зал вместимостью 850 мест не отвечает потребностям полуторамиллионного города. Речь о строительстве нового здания идет уже давно, и вот, наконец, власти города провели международный конкурс. Причем на самом высоком уровне, по признанию экспертов.

Филармония бюро Zaha Hadid – «музыка, застывшая в камне»

В новом проекте-победителе предусмотрено строительство двух залов: один рассчитан на 1950 зрителей, второй, Малый зал, на – 350 мест. Перед зданием будет разбита обширная парковая зона отдыха, под землей скроется 250 парковых мест.

интерьер наполнен светопрозрачным конструкциямиНо вместимость музыкального форума не главное. Архитектурная новинка должна стать точкой притяжения в культурной жизни города и всего региона, импульсом к развитию межкультурной коммуникации.

По замыслу мастеров, типичные для Захи волнистые линии филармонии воплотят идею музыки, «застывшей в архитектуре».

Сами авторы признаются, что, используя текучие и «летящие» невесомые формы в своем творении, они пытались отдать дань великому наследию русского балета в мировой культуре.

прозрачная стена за сценой соединит город и публикуВесь комплекс будет представлять собой масштабный прозрачный павильон, воспаривший на центром столицы Урала.

Волнистые линии абриса здания дополнятся «пузырями» во внутренней структуре проекта.

Интерьерные помещения – фойе и места для зрителей созданы в форме замкнуто-разомкнутых пространств и, таким образом, формируют интимные, личные зоны для восприятия музыки, следуют за эмоциональным настроем слушателей.

перед зданием развернется огромный паркВся динамика проекта построена на взаимопроникновении света и звука. Поэтому стекло занимает  в нем особое место.

Предполагается, что прозрачные стеновые панели будут открывать зрителям вид на близлежащий сад Вайнера прямо за спиной исполнителя на сцене.

А с прогулочных террас верхних этажей посетителям откроется великолепный вид на Храм Всех Святых. Вход в филармонию будет осуществляться со стороны Первомайского сада.

сад ВайнераКомплекс должен занять около 1,3 Га. На масштабное строительство деньги выделяют из областного бюджета. Сейчас это 300 миллионов рублей, но уже ясно, что такой суммы будет недостаточно и, скорей всего, придется привлекать частных инвесторов.

Судьба проекта под вопросом: жильцы против новой постройки

В настоящий момент судьба проекта находится под вопросом, и именно историческое наследие стало «камнем преткновения» для реализации красивой идеи «звуковой волны» из камня и стекла.

преображенный садПервоначально рассматривалось строительство нового зала в пойме реки Исеть и на открытой площадке у кинотеатра Космос, что имело свою логику.

Речные виды открыли бы оптимальные возможности для обзора красот нового архитектурного сооружения, а незастроенные площади позволили бы разместить вблизи новой филармонии сколь угодно масштабные зеленые зоны с образцами малых форм городской архитектуры без ущерба для уже имеющейся застройки, в том числе и жилой.

Однако власти города отказались от идеи использования этих земель и остановились на территории, непосредственно прилегающей к зданию нынешней филармонии.

проект из ВенгрииС одной стороны, новая грандиозная постройка уникального дизайна действительно преобразит центр и его инфраструктуру, в том числе порядком заброшенный сад Вайнера, имеющий историческую ценность.

Кроме этого, соседство нового здания со старым залом превращает перепланированную территорию в настоящий культурно-рекреационный комплекс и тянет за собой преобразования в прилегающих кварталах. С другой же стороны, новая стройка наталкивается на протесты местных жителей.

Для того, чтобы возвести постмодернистский шедевр британского бюро требуется снести вполне добротный жилой дом периода сталинской застройки, где расположено 37 квартир.

филармония от британского бюро – основной вид Также потребуется частичная вырубка сада Вайнера.

Вопрос  с сохранением исторического парка стоит не столь остро – после постройки новой филармонии он должен расшириться и облагородиться. Сего облик оставляет желать лучшего.

Проблема с расселением и сносом дома номер 40 сложнее. Жители уже обратились с протестным письмом к Президенту и встретились с губернатором.

Итоги конкурса пересмотрят и выберут оптимальный проект

Специалисты-архитекторы также высказывают ряд сомнений по поводу целесообразности нового сооружения именно  в этой части центра. Для полноценного восприятия нюансов светозвуковой волнообразной концепции зала необходима большая открытая площадь перед зданием. Ее нет.

Фасад сооружения будет «наталкиваться» на довольно узкую в пропорциональном соотношении проезжую часть улицы Либкнехта. Не совсем ясно, как будет «жить» полупрозрачная архитектура в условиях суровой уральской зимы и нагромождения полуметровых сугробов на невесомых террасах.

проект итальянских призеров9 октября 2018 года власти города сообщили, что окончательное решение по строительству нового зала не принято.

До конца месяца эксперты планируют вновь рассмотреть проекты, победившие в конкурсе (среди претендентов римский и венгерский проекты-призеры) и выбрать вариант, который позволит решить вопрос о межевании территории без потерь для всех заинтересованных лиц.

филармония в контексте центрального кварталаБезусловно, что реализация британской работы на уральской земле серьезно бы продвинула город на пути положительных преобразований и привлекла бы немало значимых международных музыкальных событий на екатеринбургскую сцену. Это сделало бы город привлекательней для туристов и интересней для самих жителей, а значит, задало бы региону совершенно новую перспективу развития в новом веке. Возможно, все же стоило бы подобрать другую площадку под этот уникальный проект?

Портал ОКНА МЕДИА рекомендует: Парк Зарядье – музей стекла под открытым небом

Как будут выбирать подрядчика для строительства нового здания филармонии в Екатеринбурге

Филармония в Екатеринбурге – проект бюро Zaha Hadid или кто-то другой?
https://www.znak.com/2019-09-18/kak_budut_vybirat_podryadchika_dlya_stroitelstva_novogo_zdaniya_filarmonii_v_ekaterinburge

2019.09.18

«Синара» может стать подрядчиком по строительству нового здания филармонииЯромир Романов

Группа «Синара» с большой долей вероятности может стать подрядчиком для строительства нового корпуса филармонии в Екатеринбурге, архитектурная концепция которого была подготовлена бюро Zaha Hadid Architects. Компания ООО «Бэл», по словам источников Znak.

com, близкая к «Синаре», уже выкупила большую часть квартир в доме на улице Карла Либкнехта, 40, который планируется снести для реализации проекта. Теперь недвижимость собирается выкупить АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области», курирующая проект от свердловского правительства.

Новое здание должно быть построено к 2023 году, АНО надеется заключить договор на проектирование с Zaha Hadid Architects в ближайшие полтора месяца.

«„Синару“ подключили для ускорения выкупа квартир»

В среду, 25 сентября, в Екатеринбург приедет исполнительный директор бюро Zaha Hadid Architects Кристос Пассас, чтобы обсудить дальнейшую работу по проектированию нового акустического зала Свердловской государственной академической филармонии.

Его планируется построить рядом с действующим зданием филармонии, он займет часть сада Вайнера и территорию, где сейчас находится жилой дом на улице Карла Либкнехта, 40.

Ранее бюро Zaha Hadid Architects представило архитектурную концепцию нового зала, победив в соответствующем конкурсе.

Жители дома на улице Карла Либкнехта неоднократно выступали против его сноса, но в начале этой недели в филармонии объявили: 30 квартир из 31 выкуплены, с собственником последней ведутся переговоры. Также выкуплены два нежилых помещения.

Концепция бюро Zaha Hadid ArchitectsСкрин видео бюро Zaha Hadid Architects

Между тем, согласно выпискам Росреестра (есть в распоряжении Znak.com), в оперативном управлении филармонии находится только 11 квартир. Они были оформлены в собственность Свердловской области в разные годы.

Например, по трем квартирам сделки произошли еще в 2012 году, еще две квартиры были оформлены на филармонию в 2016 и в 2017 годах. По данным источника Znak.com в филармонии, эти пять квартир филармония использовала для служебных нужд.

Еще шесть были выкуплены в конце 2018 года в связи с необходимостью построить новый зал.

Остальные 19 квартир и два нежилых помещения, по данным Росреестра, выкупила компания ООО «Бэл». Сделки произошли весной и летом 2019 года.

Причем в отдельных случаях в выписках говорится о том, что житель дома оформил право собственности и почти сразу продал недвижимость компании.

Возможно, речь идет о недочетах, которые были допущены в документах о праве собственности и которые были исправлены перед сделкой.

Житель единственной квартиры, которая пока не продана ни ООО «Бэл», ни филармонии, Антон Шелков сказал, что избавляться от недвижимости не собирается. «Мы живем в своей квартире, нас все устраивает. Заставить нас продать ее никто не может», — сказал он.

Источник Znak.com, знакомый с процессом выкупа квартир, сообщил, что компания «Бэл» является близкой к «Синаре».

«„Синару“ подключили к этому вопросу для ускорения процесса выкупа квартир. За счет региона с учетом особенностей бюджетного процесса не получилось бы сделать это быстро», — утверждает собеседник Znak.com. По его словам, эти вопросы согласовывались на уровне владельца группы «Синара», председателя совета директоров Трубной металлургической компании (ТМК) Дмитрия Пумпянского.

По данным СПАРК, компания ООО «Бэл» была зарегистрирована в Екатеринбурге в 1999 году, основной вид деятельности — вложения в ценные бумаги.

Ее единственный владелец с 2016 года — кипрская компания Anerston Overseas Limited, которой, в свою очередь, владеет другая кипрская компания Ledra Nominees Limited. Гендиректор ООО «Бэл» — Ольга Омельчук, которая также является руководителем в ООО «ИК „Март-Ин“».

В качестве официального адреса электронной почты второй компании в СПАРКе указан адрес с доменным именем sinara-group.com. У предыдущего владельца ООО «Бэл» — еще одной кипрской компании Polarson Investment System Limited также просматриваются связи с «Синарой».

До конца 2018 года она была владельцем ООО «Покровка, 40», сейчас оно принадлежит ПАО «ТМК». По данным СПАРК, компания владеет зданием в Москве, где находится ТМК и «СКБ-банк», принадлежащий «Синаре».

«Один год на проектирование, три — на строительство» 

Для реализации проекта строительства нового зала филармонии свердловские власти создали АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области», которое было зарегистрировано вчера, 17 сентября, и которое возглавил бывший замминистра строительства региона и бывший руководитель МУП «Водоконал» Игорь Дубровин. «Мне известно, что есть такая организация ООО „Бэл“ и что она длительное время вела переговоры индивидуально с каждым собственником квартир. Но мне неизвестно, за чей счет проводились сделки», — сказал Znak.com Игорь Дубровин.

По его словам, стоит цель — открыть новый зал филармонии к 300-летию Екатеринбурга, то есть к осени 2023 года. «Сроки достаточно сжатые, поэтому мы работаем параллельно в разных направлениях.

Принципиально важно, чтобы это здание осталось проектом бюро “Захи Хадид”. Мы хотим, чтобы в Екатеринбурге был зал мирового уровня.

Надеюсь, в ближайшие полтора месяца нам удастся заключить договор на проектирование с бюро Zaha Hadid Architects», — сказал Дубровин.

Вид сверху на действующее здание филармонии (справа) и жилой дом на улице Карла Либкнехта, 40 (слева), который планируется снестиЯромир Романов

Кроме того, когда будет решен вопрос со всеми собственниками помещений дома на улице Карла Либкнехта, 40, АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области» выкупит за счет бюджета всю недвижимость. «Будет проведена оценка помещений, после чего мы определим цену выкупа», — сказал Дубровин. На предпроектные работы АНО получило субсидию на 2019 год из областного бюджета в размере 362 млн рублей. «Общая стоимость квартир будет, конечно, меньше», — уверен директор АНО.

Подрядчика для строительства планируется выбрать летом следующего года. «Он будет определен из числа компаний, которые имеют опыт строительства сопоставимых объектов в сопоставимые сроки.

У нас есть один год на проектирование, три — на строительство. И нам важно показать результат мирового класса», — отметил Дубровин.

Бюджет строительства нового здания филармонии будет определен в следующем году после завершения проектирования.

Источник Znak.com в правительстве рассказал, что было принято решение отказаться от определения подрядчика через процедуру госзакупок.

«Во многих случаях побеждают компании, в которых юристы более квалифицированные, чем строители. Зал важно построить быстро и качественно», — объясняет он.

По его словам, «Синара» имеет высокие шансы стать подрядчиком, учитывая последние проекты компании — строительство конгресс-холла и «Синара Центра».

В пресс-службе «Синары» на вопросы о строительстве нового здания для филармонии пока не ответили.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.